Как рожают лошади.

Жеребята располагаются внутри очень компактно и удобно, вдоль. У лошадей сами по себе довольно объёмные пузо и бока, поэтому бывает такое, что до дня родов иные могут и не знать наверняка без точного ветеринарного вердикта и должного опыта – а есть ли беременность. И наоборот, бывает лошадь так отъестся или конституция такая (особенно у коротконогих и невысоких лошадок класса пони) – и видишь беременность там, где её нет. Мы вот у Морковки подозревали беременность, и, как лохи, ошиблись. Выдавали, получается, желаемое за действительное. Чертовски жаль. А то бегало бы сейчас два малыша – вот Диме бы охренеть сколько хлопот радости было бы.

Беременная кобыла может и работать в штатном режиме до дня родов, скакать наравне с остальными лошадьми. Но, конечно, если точно известно о беременности, лучше на последних сроках поберечь мамашу. Рожают кобылы легко. Отходят воды, лошадь сразу ложится на бок, и через несколько минут выходят в пузыре передние ноги с головой – малыш как бы выныривает длинной такой сосиской. Прям в пузыре.  Едва родившись, жеребёнок начинает биться в своём пузыре, будто попавшая в сети рыба, а точнее – с его-то габаритами хорошего такого взрослого лабрадора – будто попавший в сети лабрадор дельфин. Передними (как правило) копытами в итоге прорывает пузырь, и вот уже голова показалась, можно отдышаться, и по-собачьи головой потрясти, пытаясь скинуть плёнку. Хвостик коротенький, как у косули, на гриву лишь намёк, ушки ещё не торчат, они прижаты к голове, мягкие, почти бесформенные – прям печальный ослик Иа. Но ноги – это что-то. Кузнечик

_zcGE8GfL_Q.

H3Aw2NS3IMI

Мама лежит и то куда-то в сторону смотрит, то заинтересованно вытягивает морду в сторону копошащейся у задних её ног кучки, которую она только что произвела на свет. Медленно и неумело разворачивает свои длинные, худые, с торчащими коленками ноги неуклюжий кузнечик. Пытается опереться на передние и рывком поднять себя, но не с первого и, скорее всего, даже не с пятого раза ему это удастся.

Мама встаёт первой, подходит, опустив длинную гибкую шею к самой земле, обнюхивает мордочку. И говорит что-то вроде: “Гыр-гыр-гыр!” Ну совсем на лошадиное ржание не похожий звук. Он тихий, низкий, глухой и всегда очень адресный, в отличие от ржания.

Импринтинг. Принятие.

Если они произошли, дальше матушка-природа всё запускает в автоматическом режиме, малышу нужно помочь обсохнуть, чтобы не замёрз и не слетелись насекомые – поэтому кобыла неторопливо облизывает жеребёнка. Или стоя рядом, или ложась возле него.

Ждёт. Он должен сам подняться. В природе нет акушерок и нет неонатологов. Давай же!

А малыш встаёт, шатается и падает. Встаёт и падает.

Мама только круги нетерпеливо нарезает вокруг: давай же, вставай!

Встал! Ноги широко расставлены – хорошие такие, крепкие 4 точки опоры. Мама, я стою!

А мама мордой его легонько подталкивает – дескать, ну а теперь иди!

Снова шатается, повизгивает.

Минут 20, и они пойдут. Она – уверенно, но слегка кося глазом – где он там, как он там? Ревностно оберегая, но не присваивая себе, как некоторые. А он – торопясь и пошатываясь, будто хмельной. Но сам. Отвлекаясь и отставая, но пока только за ней!

yu6cjzUVC9c


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Optionally add an image (JPEG only)